Приветствую Вас Прохожий | RSS

Логово Зверя

Портал о вампирах и оборотнях

Вторник, 17.10.2017, 10:00
Главная » Статьи » История и мифология » Мифология и фольклор

Ликаон и Зевс

ЛИКАОН И ЗЕВС


Когда Зевс занял трон на Олимпе, первое поколение людей переживало золотой век. Он сменился серебряным. Не стало на земле вечной весны, Зевс разделил год на четыре сезона. Весна и лето по-прежнему радовали взор и сердца людей, но осень была изменчивой, со слякотью, осадками, первыми морозами. А зима?

Такое время года люди золотого века представить не могли. Лето приносило жару, иногда нестерпимую, а зима — мороз, да подчас такой, что пробирал до костей. Дул холодный северный ветер, замерзали ручьи и реки, в воздухе повисала изморозь.

И люди вынуждены были спасаться от зимы. Они забирались в пещеры, куда сносили листья и хворост, и горячо благодарили Прометея за то, что он бесстрашно похитил с Олимпа животворный огонь и отдал его людям. Если бы не было огня, что бы с ними было? Замерзли бы в своих хижинах и пещерах, не дождавшись теплого весеннего солнца.

Но хуже стала не только погода. Земля затвердела, и, чтобы получить от нее плоды, нужно было трудиться. Люди хорошо помнили слова Прометея: если хотите есть, а не страдать от голода, вы должны работать. Они радовались, что он научил их покрывать поле бороздами и засевать зерном. Правда, время от времени быки грустно вздыхали под тяжестью непривычного ярма, но вскоре привыкли и верой и правдой помогали человеку добывать хлеб,

Люди тоже изменились, притом к худшему. Более трудная, суровая жизнь сделала их суровее, грубее. Они стали менее красивы, чем во времена золотого века, все чаще вспыхивали между ними раздоры и споры, чего не случалось не только в золотой век, но и в начале серебряного. Люди огрубели и ожесточились так, что удивительно, как они еще за оружие не хватались, настолько изменились! Пришло поколение людей медного века. Только преступления пока еще не допускались, и потому самого худшего люди еще не изведали. Во время медного века было еще немало радости и покоя.

Но на смену ему пришел железный век, и начался настоящий упадок. Повсюду воцарилась несправедливость, которой не знали три предыдущих эпохи. Люди железного века утратили стыд и последние остатки честности. Они лгали и обманывали друг друга. Когда же хитрости и коварства, козней и ловушек оказывалось недостаточно, прибегали к насилию. Они превратились в алчных стяжателей, и каждый был готов совершить преступление, чтобы захватить больше богатства.

На стройные деревья-великаны, которые столетиями покрывали склоны холмов и гор, обрушились удары топора. Из поваленных стволов люди строили корабли и, оснастив их парусами, бороздили моря и океаны в поисках наживы, а позднее — и военной добычи. Земля давно перестала быть общей. Землемеры скрупулезно мерили каждую ее пядь. Поля отделялись друг от друга межой, чтобы не возникали ссоры между соседями. Но никакие межи и границы не могли предотвратить стычек из-за земельных наделов.

Мудро поступила когда-то мать-Земля, спрятав в своих глубинах все сокровища и драгоценные металлы, дабы своим блеском они не ввергли в грех и скверну первых людей, живших в блаженстве. С наступлением железного века надменность и алчность стали еще сильнее. Зерно и другие плоды земли уже не устраивали людей. Они проникали в ее глубины, чтобы извлечь спрятанные там драгоценные металлы. Извлекли и вынесли все — от железа до золота. Себе во вред сделали они это, безрассудные!

С появлением железа и золота то тут, то там стали вспыхивать страшные войны, потому что для ведения войны именно это и нужно — железо и золото. Тогда впервые зазвенело оружие в окровавленной руке, пропиталась земля невинно и напрасно пролитой кровью. Начались убийства и разбои. Зайдет в дом гость, его радушно примут, но до утра он не доживет. Убьют его. Убивали друг друга родственники, братья. Муж лишал жизни жену, жена угрожала мужу. Несчастными были дети, которые лишались матери, а на ее место приходила мачеха. Чего только не приходилось им пе­реживать и чем это кончалось? Злая мачеха подмешивала яд в еду и травила их.

И это еще не все. Сыновья убивали своих отцов, совершая самые тяжкие, самые гнусные преступления. Они посещали гадальщиков, оракулов и колдунов, чтобы узнать, сколько еще проживет отец. Чтобы поскорее получить наследство, они нередко свершали над ним насилие.

Эти злые, бездушные и жестокие поколения утратили всякую нравственность, впали в безбожие. Не могла больше терпеть все это Астрея, богиня справедливости, которая неустанно учила людей соблюдать законы, оберегать справедливость и мир. Покинула она грешную, пропитанную людской кровью землю и вознеслась на небо. Еще до того как покинуть землю, она часто навещала своего отца Зевса на Олимпе и жаловалась ему на недостойных людей, которые не чтут законы, не держат данное слово и совершают тяжкие преступления. Стал Зевс думать, как наказать грешное челове­чество. Но прежде чем употребить власть, он решил сам убедиться в испорченности людей и спустился на землю. То, что он увидел, превзошло все его ожидания. Не зря жаловалась Астрея! Зевс пустился в странствие по миру, смотрел, как живут люди. Так дошел он до Аркадии, где властвовал царь Ликаон. Зевс вошел в его дворец открыто, не скрывая, что он есть бог. Народ почтительно склонился перед ним, творя молитву. Только Ликаон повел себя не так, как все. Вначале он насмехался над теми, кто молился, а затем сказал: «Надо убедиться, точно узнать, кто мой гость: человек или бог?»

Зевс сразу понял, что задумал аркадский царь. Ведь будучи богом, он ведал самые тайные помыслы людей. И даже он, бог, уже убедившийся в людской испорченности, все же ужаснулся дерзости Ликаона. Ликаон и в самом деле задумал ужасное. Он намеревался гостеприимно принять бога, предложить ему ночлег и, когда тот заснет глубоким сном, убить его. Таким звериным нравом обладал этот царь.

Но до ночи было еще далеко. Ликаон решил поскорее узнать, кто его гость,— человек или бог. Схватив одного из рабов, он проткнул ему кинжалом горло, разрезал на куски и конечности бросил в кипящую воду. Другие же части приказал зажарить и испечь на огне. Приготовив это ужасное угощение, он пригласил Зевса к столу. Но сумасшедшему царю пришлось поплатиться за свирепость и дерзость. Зевс исчез, как легкий ветерок, и тотчас же раздался оглушительный гром- Сверкнула молния, и в мгновение дворец Ликаона охватило пламя. Все обратилось в пепел- Но это было бы мягким наказанием за столь тяжкое преступление. Объятый ужасом перед беспощадным огнем, охватившим дворец, Ликаон бросился бежать в поле. Вдруг он почувствовал, что бежит на четвереньках. Одежда его превратилась в шерсть, человеческий голос — в вой. Так Зевс превратил Ликаона в волка — злого, кровожадного зверя, обросшего серой шерстью, с жадно горящими глазами.

Разгневанным вернулся Зевс на Олимп и позвал богов. Когда они собрались, Зевс обратился к ним: «Только что я поразил громом и обратил в пепел и прах молнией один дом. Но этой кары заслуживает не только тот дом. Во всем белом свете повсюду господствуют зло и преступления. Поэтому я твердо решил беспощадно наказать человеческий род».

Все боги, кто вслух, кто молча, поддержали замысел Зевса. Некоторые даже подбивали его немедленно выполнить это решение. Когда же первая волна гнева улеглась, боги стали скорбеть по поводу испорченности мира и человеческого рода. Но как же будет выглядеть Земля без людей? Неужели одни только звери останутся жить в своих логовах, пожирай друг друга? Кто будет воздвигать храмы богам? Сколько бы ни были велики проступки людей, это слишком жестокая кара.

Но Зевс, повелитель грома и молнии, утешил их: «Успокоитесь. Я позабочусь, чтобы ваши страхи не оправдались. Я уничтожу грешное поколение и создам новое, более красивое и совершенное, не похожее на нынешних людей. Клянусь в том самой священной клятвой!»

Промолвив это, Зевс приготовился обрушить сверкающие, разящие молнии на Землю. Но в последнюю минуту остановился и задумался, что из всего этого выйдет. Ведь от вспыхнувшего внизу пожара может воспламениться весь космос, огонь может достать и до небесного свода. Древние пророчества предрекали такую опасность. В книге судеб написано, что в оный день сгорят земля и море, воспламенятся небесные чертоги и весь мир погибнет в пла­мени. О, это было бы ужасно! Дворцы богов превратятся в пепел, и неизвестно, что будет потом. Этого нельзя допустить! Подумав, Зевс отложил молнии, которые ему выковал Гефест со своими помощниками — великанами циклопами, и выбрал людям другую кару.

Вместо огня он решил наслать на землю воду. Она затопит весь свет, уничтожит человеческий род, кроме двух самых честных, справедливых и чтящих богов людей.

Зевс взялся за дело. Его брат Эол, царь ветров, связал обитающие в глубоких пещерах ветры, разгоняющие тучи, и выпустил на волю только ветры, приносящие дождь и туман (прежде всего Нота). Нот вылетел сразу же. Его страшное лицо было в черных тучах, борода сочилась дождем, с седых волос стекала вода, одежда и крылья тоже были полны воды. Он собрал в кучу все тучи, какие были на небе, сжал их правой рукой. Раздался страшный гром, и из облаков хлынули густые потоки воды. Ливню не было конца, он шел и шел, пока земля не превратилась в сплошное озеро. Зевсу помогала также посланница богов Ирида, богиня радуги. Одевшись в разноцветные одежды, она каждую минуту принимала новую окраску, Ирида создала огромную дугообразную радугу, оба конца которой черпали воду с земли, беспрестанно насыщая ею облака. Прибывающая вода пригнула к земле хлеба. Рухнула надежда крестьян на урожай. Погиб тяжкий труд целого года, грозил голод. Но усилий Ириды оказалось недостаточно. И тогда на помощь разгневанному Зевсу пришел его брат Посейдон, владыка моря и всех вод. Он как раз проезжал в своей упряжке по морю. Перед ним расступались волны, водная гладь успокаивалась и несла своего могущественного владыку. Услышав голос Зевса, Посейдон помчался в свой роскошный золотой дворец в морских глубинах. Его златогривые кони неслись с быстротой молнии, рыбы и другие морские животные уступали дорогу, так что в мгновение ока бог добрался до своего дома. Там он созвал всех речных богов и сказал им:- «Мне некогда произносить длинные речи. Да вас и не нужно заставлять действовать. Сами знаете, что нужно. Немедленно проявите все свои силы! Отворите двери своих домов, разрушьте плотины, дайте полную свободу водным потокам. Не мешкайте!»

Боги послушались. Они немедленно вернулись в свои реки и открыли их устья. В мгновение ока речные воды хлынули в море. Посейдон взял свой страшный трезубец и ударил им о землю. Задрожала, затрещала земля, и из образовавшихся трещин вырвались наружу потоки воды. Вышедшие из берегов реки мчались куда попало, заливая луга, поля, холмы, леса и унося с собой все, что попадалось на пути. Вырывали с корнями деревья, увлекали в свои водовороты людей и животных, разрушали хлева и дома, не щадили даже храмы. Если постройка стояла крепко и не рушилась под напором потока, то вода поднималась выше ее крыши. Она все прибывала и прибывала, затопляя самые высокие дворцы, дома, другие постройки.

Вскоре граница между морем и сушей исчезла. Все превратилось в одно величественное необозримое море без начала и конца. Людей охватил ужас. Каждый старался как-то спастись. Кто поднимался на возвышенности и уходил в горы, кто проплывал на лодке над местами, где еще недавно люди пахали землю и собирали урожай. Люди плыли над крышами своих домов и видели, как в кронах самых высоких деревьев резвятся рыбы. Но и кроны вскоре тоже скрылись под водой. На лугах, где еще недавно паслись овцы и козы, устроили лежбище огромные морские тюлени.

Нереиды терялись в догадках, откуда в глубинах вод вдруг оказались леса, целые рощи, дома и города. Быстрые дельфины натыкались на стволы дубов и погибали.

Что только не несли волны! Отары овец плыли рядом со стаями волков, кружились в водоворотах мертвые львы и тигры. Оленей не спасли их быстрые ноги. Поток увлекал за собой обессиленного дикого кабана, и никто не страшился его огромных клыков. В отчаянии кружили над необозримыми водами птицы, не находя места, где они могли бы сесть и отдохнуть. Грустно было видеть, как они беспомощно складывали усталые крылья и падали в море.
Бог Посейдон уничтожил мир. Никому не удалось спастись от самой страшной стихии — воды. Скрылись под волнами горы, подпиравшие небо. Кое-кто еще пытался спастись на бревне или лодке, но никто не избежал печального конца. Под водой оказались даже самые отважные и выносливые.
Категория: Мифология и фольклор | Добавил: Admin (08.03.2010)
Просмотров: 2495 | Теги: ликаон, Греция, мифология, легенда, ликантропия | Рейтинг: 5.0/4

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
/* */